Houblon Dobbelen (houblondobbelen) wrote,
Houblon Dobbelen
houblondobbelen

О ненависти


Вы меня простите,
Вы меня простите,
Вы меня простите -
Это я им говорю
В следующей атаке
В следующей атаке
В следующей атаке
Обязательно сгорю
(Е. Летов, альбом "Реанимация," автор неизвестен)

Пробыв года два на "этих ваших интернетах," я заметил одну закономерность: Меня регулярно обвиняют в том, что я "ненавижу" (Россию, русских, Родину - подставить нужное). Даже вполне вменяемые (на мой взгляд), дежурно отмечаются - например, supermipter (беседы с которым мне часто интересны). Мне кажется, что, когда несогласные со мной россияне кидают обвинение в "ненависти к" - они подсознательно ожидают, что я начну оправдываться, противоречить. Ненавидеть, ведь, вообще-то - нехорошо. Стыдно. Ну, так, наверное, думается.

Интересно, что они, скорее всего, мало себе представляют - насколько близко они приближаются к разгадке, и насколько далеко находятся от точного определения. Попытаюсь разрешить этот вопрос. Ну, хотя бы - для себя.

Начну с того, что обвинители - не ошибаются в целом. Я, действительно, начал с ненависти. Что, в общем-то, стало сюрпризом для меня самого, и послужило одним из мотиваторов для эмиграции из России.
Как сейчас помню день отлёта (один из). Из России я улетал несколько раз - и, большей частью, зимой. Тот раз, который я себе определил, как окончательный - случился холодным февралём. Москва была традиционно покрыта снегом и грязью - я улетал из Шереметьево, до которого добирался практически ночью, чтоб быть там готовым ко времени раннего отлёта. Вымороженный большой город, сведённый зимней судорогой до полубессознательного состояния. Таким утром положено быть больным уже две недели, в своей постели, забывшимся нестойким сном, со вкусом настойки шалфея в горле. Я, в это время, уже вдыхал смесь сигаретного дыма, морозного воздуха и машинного масла в аэропортном "зале ожидания" девяностых. Пограничная тётя проверила паспорт. Салатного цвета студенческая виза открыла мне путь через заветные воротца - час спустя я уже сидел в финском самолёте - первая часть моего пути за океан. Минуты взлёта я помню довольно неплохо. Внизу мерцал утренний, заледеневший аэропорт - серые постройки, чёрный пролесок, белёсая земля. Я смотрел в окно, на лице у меня было довольно безучастное выражение, в ушах звучала "Гражданская Оборона" (плееры тогда были внушительных размеров - небольшой чёрный "кирпичик" Сони лежал в моих руках).

На самом деле, я тогда сильно боялся.

Я боялся того, что самолёт, по какой-то причине, покружит над Москвой и опустится обратно, в Шереметьево. Я боялся того, что моя виза - сделана с ошибками и меня снимут с дальнейших рейсов уже в Хельсинки. Я боялся многих вещей.

Я боялся того, что это всё - сон. И что я проснусь в своей кровати, в России.

Я сидел, смотрел на всё белеющий в густых облаках ландшафт, и слушал "Инструкцию по выживанию." Точнее, я слушал песню "Эта Родина - смерть" опять и опять. И всматривался вниз, пока уже стало ничего не видно, и все пассажиры уже давно откинулись в креслах и читали журналы, либо смотрели в мониторы. Я не знал, что впереди меня - ещё поездки в Россию; и учёба в двух университетах; и поступление на работу; и получение "гринкарты"; и 9/11; и клятва верности Америке - тоже, кстати, серым февралём, когда в собор, где проходила церемония, пришли местные школьники и подарили всем самодельные открытки, на которых они нарисовали американский флаг и ещё всякие разности, которые они считают домом, и написали "Welcome to our country!" - и меня, признаюсь, по дороге домой прошибла слеза, потому, что, я в тот момент, понял, что...

...но я возвращусь, пожалуй, к прошлому.

Я не знаю, кто из эмигрантов когда принял решение эмигрировать. Мне всегда интересно узнать, но я стесняюсь спрашивать напрямую.
Про себя же могу сказать, что я определился довольно рано. Классе в седьмом я, внезапно, понял - надо готовиться. И я стал готовиться.
Вариантов было, в сущности, два. Что примечательно - оба варианта предусматривали действие "перемахнуть через."
Первый вариант заключался в том, чтоб перемахнуть через забор какого-либо посольства (максимально анти-советской страны, желательно), с целью попросить там убежища и никогда более не возвращаться.
Второй вариант заключался в том, чтоб перемахнуть через кремлёвскую стену, с целью...ну, пожалуй, цель я не стану описывать, во избежание :)

На моё счастье, в относительной скорости случилась Перестройка и мне не пришлось перемахивать ни через какие стены. В ретроспективе, оба варианта не привели бы ни к чему. Как, собственно, и всё, что происходит на просторах Родины чудесной по сей день. "В России все делается тихо. И кончается все тихо, «стоянием на Угре», а вовсе не «Куликовской битвой»."

За некоторое время до этого, я услышал историю от соседки - пережившей оккупацию, в хуторе, неподалёку. Она рассказывала о событиях, свидетелями которых стали все жители хутора. События произошли после того, как войска одной из ведущих дивизий СС заняли очевидно приоритетные позиции в округе - на возвышенностях. Эти войска подошли к военному вопросу основательно: Окопались, обеспечили линии доставки подкреплений и боеприпасов, организовали огневые точки. Все это обозревали жители близлежащих хуторов, довольно беспрепятственно. Через пару дней, на подступы к хутору подошли советские войска. Многие хуторяне признали своих среди бойцов - то были ребята из округи. Их добросовестно предупредили: Противник занял высоты, все низины простреливаются. На следующее утро через хутор промаршировало советское войско - оркестр, все дела. Весь посёлок высыпал проводить бойцов. К трём часам дня от войска остались изрешеченные трупы, лежащие в низине. Дня два спустя - а, может, и того меньше - в хутор вошла новая часть. "Сибиряки," прошёл слух. Парни - кровь с молоком, идут - земля дрожит. Народ - к комиссарам кинулся: Вы бы этово, стороной бы...низины - как на ладони...не ровён час...Часть прошла с оркестром, днём, солнышко светило. К вечеру остались лежать все по оврагам.
Так было потом с волгоградцами, ещё с казаками, следом - с уральскими парнями. Все проходили дневным светом, словно торопились. Последних бойцов хуторянки с воем выхватывали из рядов, пытались затаскивать в погреба, кричали благим матом, чтоб не шли дальше.
Через неделю в хутор вошли оккупационные войска. "Обращались потребно, плохого себе не дозволяли." Позже - ушли, как и пришли: Хат не палили.

В семье моего деда по маме было много братьев. Полегли все, в первые недели войны, кроме моего деда (младшего) и одного брата (старшего). Может, в таких "наступлениях" и полегли.

А что ж со мною?
Да, видно, ненависть, действительно, взяла верх в мои ранние годы. Чего уж скрывать. Ненавидел я и глупость, и подлость, и злобность, и слабость окружающих. Вынашивал планы, мечтал о побеге.

Но это всё было, в основном, фантазиями. Что меня склонило к конкретным действиям - это ощущение того, что я становлюсь таким же. На каком-то этапе я это, вдруг, понял. Я почувствовал в себе злобу...и готовность сделать подлость...и желание стать глупым - "как все"...и я увидел, что смогу достичь слабости - спиться, продаться, согласиться...ради спокойствия и чтоб "не трогали."

И именно тогда я понял, что - надо "дёргать." Не в перспективе, не по "вариантам," и не в фантазиях - а как можно скорее. Потому, что я стал уже слегка ненавидеть себя самого.

И вот это - это и есть та "ненависть," которую мне пытаются вменить самодовольные российские придурки. И они правы - эти придурки. У меня есть эта ненависть. Но, говоря словами Jules Winnfield-а - "...the truth is...I'm trying...I'm trying real hard"...выдавить эту ненависть.


Tags: Америка, Россия, СССР, американцы, воспоминания, эмиграция
Subscribe

  • "Донаты"

    По мотивам последнего поста: Посетил ЖЖ юзера sapojnik (уже не с целью спора, а просто полюбопытствовать на предмет дальнейшей эволюции…

  • Лето в Германии

    Вернулся из более длительного пребывания в Германии, чем обычно. Волна жары, охватившая Зап. Европу в конце июня-начале июля, конечно, слегка…

  • Лето семнадцатого

    Схематично обрисую свои скушные приключения первой половины летнего периода. Некоторое время провёл на полуострове с неважной досягаемостью…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 125 comments

  • "Донаты"

    По мотивам последнего поста: Посетил ЖЖ юзера sapojnik (уже не с целью спора, а просто полюбопытствовать на предмет дальнейшей эволюции…

  • Лето в Германии

    Вернулся из более длительного пребывания в Германии, чем обычно. Волна жары, охватившая Зап. Европу в конце июня-начале июля, конечно, слегка…

  • Лето семнадцатого

    Схематично обрисую свои скушные приключения первой половины летнего периода. Некоторое время провёл на полуострове с неважной досягаемостью…