Houblon Dobbelen (houblondobbelen) wrote,
Houblon Dobbelen
houblondobbelen

"В России интереснее"

По пятницам я езжу в большой международный гастроном за всяким интересным товаром - почти час в одну сторону, если не торопиться. Ну, так уж повелось. Пока еду - погружаюсь в размышления; то о темах исследований, то о прошлой жизни, например. Сегодня - вспомнилось, внезапно (поставил полузабытый диск Шевчука) об услышанном от нескольких российских эмигрантов - в том числе, и на интернетах: "В России чувствуется жизнь. Там - по-другому. Там - больше эмоций, страданий, человеческого. В России - интереснее."
Ранее я от таких сентенций просто отмахивался. А сегодня задумался, и понял - ведь, они правы. Действительно, спектр эмоций в России, насколько я помню - весьма был широк. Даже слишком широк. Как, со смехом, рассказывал один мой знакомый о впечатлении европейского ресторатора от русских туристов: "Я их боюсь. Никогда не знаешь, чего от них ожидать. В конце вечера русский может дать наличными чаевых в размере полумесячного заработка ресторана - а может учинить скандал и вышибить окон с зеркалами на несколько тысяч евро."

А мне вспомнился случай из моей собственной жизни. Было это на сборах, душным и пыльным летом в 90-х. Сформировали наш "взвод" из учеников моего класса - тогда я стал учиться в школе центрального района - и представителей, т.н. "рабочих кварталов." До того, правда, я все восемь лет проучился "по месту жительства" - то есть, в окраинной, или, как её знали в городе - одной из "бандитских" школ. В общем, навыки мои были обострены и я без труда определил основную опасность своего взвода: Ею был дюжий молодец с бритой головой и довольно неандертальским лбом. Фамилию он носил соответствующую, экспрессивную: Голощапов. Определивши, я просто старался держаться подальше от Голощапова. У того, кроме прочего, были "набиты косточки" - то есть, кулаки были покрыты синяками с мозолями.

Сборы мы проходили в окраинной в/ч, на поросшем разнотравьем полигоне далеко на выселках. Как водится, в окрестностях водились "местные." Это были дети полу-крестьян, полу-рабочих (час до черты города на автобусе), слоняющиеся летними месяцами по окрестным буеракам. Было широко известно, что смысл существования "местных" был в побитии "городских."

"Тюремная" система разграничения вынужденных государственных сидельцев распространялась и на такие сборы. "Работяги" держались отдельно от "интеллигентов" - последних часто били они же, но без фанатизма. Несколько избранных "блатных" - у кого-то были старшие братья (похоже, сидевшие), кто-то просто был не по возрасту развит и жесток - вели себя соответствующе: Им потакали даже формально начальствующие старшины (уволенные из активных рядов, конечно, с пропитыми лицами). Голощапов был где-то среди тех. Его бритая круглая голова служила для меня своеобразным сигналом тревоги.

В запомнившийся мне день главным событием должны были стать учения по преодолению пространства в условиях газовой атаки. Были розданы противогазы, прочитаны правила. Майор, чьё лицо состояло из вспухлостей и чьё звание мало соответствовало довольно преклонному возрасту, долго возился с парой РДГ-2; наконец, по овражку потянулся хилый дымок и был отдан приказ на предоление препятствия. К тому времени все обливались потом и натёрли противогазами себе лица. Полчаса спустя группки "курсантов" расселись по возвышениям над овражком - цель взята. Кто сел дальше, кто ближе к краю полигона. В противогазных условиях трудно определить личность; я был неприятно удивлён, оказавшись в непосредственной близости к Голощапову. Он, тяжело дыша сам, казалось, не замечал рядом сидящих. Недалеко от него, однако, сидело несколько из его ближайшего окружения: "Сержант" с переломанным носом и шрамом на бритой же голове; "Пирог"; косоватый "Сеня." Отборное племя - "будущие уголовники," думал я. Там же было несколько "интеллигентов" - наших. Я косил глазом и отслеживал обстановку.

Внезапно, откуда-то сбоку, в полудённоё марево прямо перед всеми нами выскочил Мишка - один из "наших." Разморенные солнцем, все окружающие направили ленивые взоры на Мишку. Он был явно чем-то взбудоражен. Несколько секунд он молчал, дергаясь. Потом - закричал: "Там - Сашку бьют! Местные - бьют Сашку!"
Сашка - это брат Мишки. Поменьше Мишки. Видимо, уклонился от курса и попал к местным.
Ну, надо - так надо.
Не успел, однако, подняться я во весь рост, как увидел прямо перед собой Голощапова. Сперва захолонуло - неужели и с Голощаповым сперва драться?!
Но Голощапов смотрел на Мишку. И, смотря на Мишку, он малозаметным движением вытащил...откуда-то, я даже не успел заметить...довольно внушительного вида тесак. И, весело подмигнувши мне, ошеломлённому, бросил своим -

- Погнали...хоть и жидок - но свой.

Что я вынес из этого, потрясшего меня, случая (да, Сашка - остался невредим; местные дёрнули почти сразу, завидав Голощапова с тесаком и тремя флангующими)?
Первое - я, честно скажу, вообще не подозревал об этнической принадлежности Мишки-Сашки (хотя и отучился с ними год до того - ну да, чернявые, ну и что?). Голощапов определился за пару дней, видимо. Второе - вообще-то, с местными, до того, столкновений не было, так что Голощапов (с тесаком) побежал, в общем-то, в неизвестность. Третье - в России никогда не знаешь, с кем в следующий момент придётся биться; либо  кто, в тот же момент, придёт биться за тебя.

Ну и тут, конечно - выбор на любителя. Мне, например - любезнее предсказуемость и американская цивилизованность. После почти двадцати лет тут, могу утверждать: Дистанция между "мне он не нравится" и "надо ему сделать подлость/побить/укусить/убить" - у среднего американца намного больше, нежели у среднего русского (сужу по 80-90-м).

С другой стороны - опыт жизни в РФ, я считаю, весьма интересен, и даже, наверное, полезен. Например, не будучи особенно общительным человеком (даже, скорее - наоборот: я предпочитаю узкий круг, или одиночество), я довольно легко нахожу общий язык с совершенно различными людьми - различными социально и этнически. Я прекрасно устанавливаю то, что тут называют rapport с афро-американцами, белыми WASP-ами, малайцами, китайцами, индусами, немцами...

Другое дело - чего мне это стоит. Будучи натасканным жизнью в СССР/РФ на широкий спектр российских эмоций и реакций, я, невольно, регистрирую каждое изменение в состоянии собеседника. Я замечаю моменты, когда собеседник теряет интерес; начинает думать о чём-то другом; начинает врать; хочет услышать от меня что-то другое; желает о чём-то попросить, итд, итп. Порой - завидую местным. Они могут проговорить полчаса и пойти спокойно пить кофе, не заметив ни одного из десятков индикаторов, которые меня утомили бы уже на десятой минуте.
Tags: Запад и Россия, Россия, СССР, американцы, воспоминания
Subscribe

  • Сделано в Германии

    Это, например, мой подарок себе: В отличие от оригинала, этот новодел - полуавтоматический (в соотв. с законом здесь), т.е. очередями стрелять…

  • Малоизвестный факт о деле Дерека Шовина

    В феврале этого года по некоторым каналам СМИ прошла почти всеми незамеченная новость: Миннеаполисский полицейский Дерек Шовин (на этой неделе…

  • Хорватский вопрос (Грузия/Украина)

    Из нескольких уже источников услышал байку, относящуюся как к российско-грузинской войне 2008-го, так и, возможно, к нынешнему противостоянию на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments