Houblon Dobbelen (houblondobbelen) wrote,
Houblon Dobbelen
houblondobbelen

Category:

"Кипит наш разум"

В своём желании покинуть Россию для продолжения жизни, создания семьи и достижения счастья (начало какового - желания - я прослеживаю к периоду шестого-седьмого класса советской средней школы) я основывался, прежде всего, на чувстве несовместимости с окружающими людьми. Родственники, знакомые, друзья - были, каждый по отдельности, любимы, уважаемы, в крайнем случае - терпимы. Отдельные черты их характеров мне нравились, или, хотя бы, не вызывали отторжение. Однако, совокупность их - и совокупность черт их характеров - то, видимо, что и принято называть собирательным словом "народ" - заставили меня прийти к выводу о собственной неуместности на той земле и среди того, получается, народа.
На днях я услышал историю об одной знакомой, из, практически, первых рук. Сама история меня задела мало, но смысл, сущность её - вдруг резко напомнили именно о том ощущении, которое и привело к осознанию необходимости эмиграции много лет назад. "Без царя в голове." "Сами не знают, чего хотят." Или, словами революцьонной песни - "кипит наш разум." Кипящий же разум - способен производить лишь пузыри и булькотенье, но никак не стоящие мысли.

Услышанная история - простая, по сути, и с элементами её я был знаком и так. Жила, значит, была девушка средних лет - по имени, например, Маша - в одном городе. Высшее образование, очочки, изначальная жизнерадостность - примерно, из тех, кто в тучные 2010-е устраивался в какой-нибудь "муниципальный фонд" (или как там еще такое, специализирующееся на госраспиле, могло называться) на среднюю же должность, с прилагающимся Пежо 107, отпусками на Крите и с квартирой, оставшейся от бабушки. Личная жизнь у Маши тоже, в среднем, устроена не была, потому что же - одни козлы вокруг, и - либо нищеброды, либо - женатые прощелыги на мерседесе, с веером "подруг" в разных районах города. И Маша проводила сонные послеобеденные часы в офисе на интернете, изучая иностранные языки, и тут же их практикуя - отправляла письма на международные сайты знакомств. Долго ли, коротко - влюбилась Маша в небедного гражданина небольшой германоговорящей страны, старше её лет на десять-пятнадцать, и, тщательно скрывая причины нескольких отсутствий "за свой счёт" от сослуживиц и подруг, закрутилась в водовороте европейских встреч. Свадьбу сыграли по месту проживания жениха - у которого оказался личный дом, да и, вдобавок, небольшая фирма. Жених был подтянут, порядочен, хотя и местами лысоват и близорук, но и Маша, будучи далеко не Анжелиной Джоли, а образованной, возвышенной, даже, натурой, была счастлива найти благополучный исход своим стараниям, не говоря уже, что подружки вообще вусмерть иззавидовались.
Прошло шесть лет западноевропейской жизни, в течение которых Маша сменила очки на модные в Европе линзы, а потом их - взад на ещё более модные в Европе же очки. Закончила университет - благо муж (и его родители) всецело горячо поддержали Машино стремление к получению настоящего образования, в том числе финансово. Поступила на работу, не в фирму мужа, но в ту же отрасль. Новый Год Маша отмечает в Нью Йорке, а в летний отпуск ездит на тот же Крит, но там на виллах, почему-то, совсем не слышна русская речь. Подружки давно уже не завидуют, потому что - ну не бывает у нормального человека такого запаса зависти, в самом деле.
И приезжает Маша, в очередной раз, в свой город и встречается с главной подружкой, которая перестала завидовать первой и с которой, в общем-то, по определенным причинам, можно поговорить, и даже поделиться. И показывает Маша подружке на телефоне две фотографии, предваряя их вопросом - как бы подружка охарактеризовала увиденнных, на предмет подходящести? На фотографиях - двое Машиных нынешних сослуживца, один, скажем - француз, а другой, скажем - голландец. Оба - возраста Машиного мужа и, в принципе, мало чем от него отличающиеся, если судить сугубо по телефонным фото. И, что надо заметить - у обоих семьи, у голландца даже трое детей, ну и вообще так, Маша, конечно, будучи натурой цельной и, как уже говорилось, далеко не Анжелиной Джоли, ничего такого с ними не имела, но - серьёзно начала задумываться. То есть, конечно, по её словам, например, тот же голландец - спутником жизни был бы ей не идеальным, но, вообще говоря - она бы его рассмотрела, как спутника жизни потенциального. К тому же, Машу недавно приглашали на интервью в Лондон, где она бы смогла работать на фирме с глобальным охватом, и, как вроде бы сказали, взяли бы - если бы у Маши была соотв. сертификация. Маша купила по ней книжки, и теперь ей помогает в подготовке к ней тот самый голландец, с тремя детьми, причём, он ей, в процессе, постоянно улыбается, а еще у него руки трясутся. В Машином присутствии. Неидеальный, конечно, кандидат в спутники жизни - но, в Машином понимании, вполне себе потенциальный. Хотя и француз, конечно - весьма себе тоже.
И стоит Маша на перепутье, шесть лет спустя, в состоянии совершенно разрозненном, и, надо признать - не совсем уж далёком от того, когда кругом её были козлы и прощелыги, хотя, конечно, необходимо отметить, что муж попался отличный, не бьёт и не гуляет от Маши, хотя - может, лучше бы бил? какая-никакая движуха бы пошла - но, вот, что же Маше надо, это, опять же, продолжает оставаться неизвестным.
И Маша, переговорив с подружкой, направляется - после шести лет западноевропейской, заметим, жизни - прямиком к городским гадалкам, с извечным вопросом на тему "что было, что будет, чем сердце успокоится." Это, опять таки, повторюсь - человек с высшим образованием, немолодой (но и не старый), с запасом жизни в приличной, германоговорящей стране, не оторва какая, а вполне себе духовный такой, русский, без сомнения, интеллигентный человек из порядочной, хотя и небогатой семьи. "Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа."
*    *    *
Будем надеяться, что дали те гадалки хороший совет Маше; и что подружка её посоветовала Маше к совету тому прислушаться; и что Маша поняла тот совет. Потому что - не в муже Машином дело, и не в германоговорящей стране, и не в голландце с трясущимися при Маше руками, и даже не в козлах-прощелыгах из первой страны Машиной, а в том, что Маша - сама не знает, чего хочет, и кипит у Маши разум, но кипит без толку, ибо ничего из того кипения не сварится, кроме пузырей и глупостей, покуда Маша сама не обуздает его и не определит: Кто она, Маша? Зачем? Где и когда? И что ей из всего этого, называемого жизнью, нужно?
Tags: Запад и Россия, Россия, воспоминания
Subscribe

  • Встреча Джо и Вовы

    В предыдущем посте я высказал предположение: "В принципе, все уже и так понятно, даже до саммита. Джо хочет сконцентрироваться на КНР и…

  • Что ожидать от 16-го?

    Как известно, 16-го июня российский нацлидер встречается с американским президентом. Вопрос "Зачем?!" громко звучит и здесь. Предложу свой…

  • Исландская интрига

    В февральском шуточном посте я коснулся темы исландских квестов, с участием Дм. Евг. Сейчас, любопытства ради, кликнул на линк агентства,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments