Houblon Dobbelen (houblondobbelen) wrote,
Houblon Dobbelen
houblondobbelen

Семейная история

Я, надо признаться, до сих пор нахожусь под впечатлением от ЖЖ. Строго, ведь, по названию и получается: Журнал, то есть - дневник. У меня такой был, дай Бог памяти - может, лет в шестнадцать, что ли. Все знаменательные события той жизни нашли в нём тогда отражение. Если бы не потерял - интересно было б сейчас почитать.
Так что, на случай, если в шестьдесят, к примеру, захочется почитать - думаю, напишу-ка об истории семьи. Тем более, что - знаю о ней немного, а с возрастом и вовсе забуду половину.

Со стороны матери, как я помню и понимаю, мы вышедши из крестьянско-ремесленного сословия. История прослеживается лишь до прадедов - как, впрочем, и с отцовской линией. Дедовское "гнездо" - Наро-Фоминск, Подмосковье. Ребенком там бывал, хотя уже оставалось родственников немного. Помню ульи (был покусан, однажды, шестью пчёлами сразу - запутались в волосах), борова Борьку, с удовольствием хрустящего арбузными корками (подозреваю, что "Борька" был каждый раз - разный). Там меня пытались учить сбору грибов в лесу. Помню уравновешенного брата дедушки, спокойно отвечавшего на отчитывания жены (по поводу, кажется, плохо сложенных рубашек): "Вот такая ерунда..." Братьев у дедушки, изначально, было пять. Четверо были призваны на фронт в 41-м и погибли там в течении первых недель. Сейчас в Подмосквье не осталось, по-моему, никого (спились, разъехались, вымерли). Бабушкина же родня - рязанская. "Косопузая Рязань" (потому, что всё время носили топор на пузе за поясом - рубили лес, строили избы). В Рязани я никогда не был, насколько знаю - там никого уже нет тоже. Мама - родилась в Москве, где дед тогда учился в Мосрыбвтузе. Далее их - поносило по всей стране, от Крыма до Камчатки.

Со стороны отца - история семьи намного призрачней и печальней. Фактов - немного, поэтому каждый кусочек знания бережется и передается. Известно, например, то, что мой прадед (по имени Илларион) - участник Русско-Японской войны. Откуда он вышел и какого был сословия - неизвестно; скорее всего, однако - звания был солдатского, либо младше-офицерского (вряд ли был матросом - скорее, воевал на земле). На войне он был захвачен в плен и транспортирован в японский лагерь на территории Внутренней Маньчжурии. Оттуда, по окончанию войны, он перебрался в Харбин - где и осел, судя по всему, до конца лет своих. Кем именно была его жена, насколько я знаю - неизвестно, за исключением того, что была, также, из харбинских русских. У него было два сына - Сергей (мой дед) и Николай. Оба родились в Харбине. По семейным рассказам, братья были противоположностями друг друга - задумчивый, несколько "витающий в облаках" Сергей (которому легко давались гуманитарные предметы - он хорошо рисовал, и без труда говорил по-китайски); и деловитый, практичный Николай (более заинтересованный в торговле, нежели науках). По достижении соответствующего возраста, Сергей стал одержим идеей переезда в Россию - которую он совсем не знал. Это было время 1930-х; Николай, по семейной легенде, к тому времени уже побывал на территории Советской России - в качестве контрабандиста - участвуя в торговых сделках на приграничных территориях. Несмотря на несогласие семьи, Сергей уехал в СССР - условившись с братом о том, что будет писать письма; и, если все пойдет хорошо, то за ним должен был последовать и Николай. Обменяться письмами им довелось лишь однажды. Вернее, Сергей продолжал писать Николаю из Орска - где ему определила жить принявшая его советская власть - но более писем от Николая он не получал. В год рождения моего отца, Сергея Илларионовича забрали по приказу НКВД № 00593. О его судьбе не было известно до 90-х (хотя, конечно, неофициально все знали: он был объявлен "врагом народа"), когда на запрос было сообщено, что к нему была применена высшая мера наказания (реабилитирован посмертно). Место его захоронения - неизвестно. Своей же жизнью мой отец обязан моей бабушке - кубанской казачке, которая, сразу после ареста мужа, пустилась с сыном-младенцем в бега. Детство свое отец провел на Кубани, включая время оккупации немецкими войсками. Судьба брата деда - Николая Илларионовича - мне неизвестна до сих пор, как и судьбы остальных дедовских родственников в Харбине.

dad
Отец.
Tags: воспоминания, родственники
Subscribe

  • Угадывание

    В одном из предыдущих постов - от 12 декабря 2020 - я попытался предположить как всякие недружественные режимы могут испытывать новую американскую…

  • Футурология: Сино-Американская Прибрежная Война 2025

    Статей о недалеком будущем, конечно, сейчас есть много. Некоторые из них выделяются на общем фоне - либо по причине именитости авторов, либо по…

  • ГонКрым/КрыКонг

    Во всей нынешней катавасии с Ковид-19, а теперь уже и массовыми волнениями в американских городах - прошло практически незамеченным знаковое событие.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments